КНИГА "ЧТО ТАКОЕ ИНГЕРМАНЛАНДИЯ? "

От основания Петербурга и до трагических событий 1920 - 1930 годов непременной частью городского пейзажа были финны - крестьяне и торговцы, которые играли значительную роль в обеспечении Петербурга продовольствием.
Андрей Пюккенен

Андрей Сыров


Что такое Ингерманландия ?

Краткое введение в историю ингерманландских финнов


(Авторы приветствуют распечатку и использование книги
местными организациями "Инкерин Лиитто"
в некоммерческих целях)




К читателям этой книги

Пожалуй, лишь немногие люди, интересующиеся историей, знают, что земля, лежащая между Нарвой и Ладогой (часть территории современной Ленинградской области), имеет собственное историческое название - Ингерманландия, Inkeri. Финское слово Inkeri происходит от названия реки Inkerejoki (финское название р. Ижоры под Петербургом). Название "Ингерманландия" легенды связывают также с именем Ингегерд, дочери шведского короля Олафа, выданной замуж за новгородского князя Ярослава. Ингерманландия с давних времен входила в состав Новгородского княжества, а позднее Московского государства и называлась по-русски Водской пятиной. Здесь существовали основанные новгородцами крепости Орешек и Копорье. Древнейшим жителями Ингерманландии являются финно-прибалтийские народы водь (вожане; самоназвание - vadрalaiset) и ижора (самоназвание - izorat). Вожане, которых в настоящее время осталось меньше 100 (!) человек, продолжают жить на южном берегу Финского залива в районе Копорья и Усть-Луги. Приблизительно в Х - XII веках в Ингерманландию начали переселяться карелы, позднее получившие название ижорцев или ижор (в некоторых местностях ижоры еще до недавнего времени называли себя карелами). Современное количество ижор - примерно 1 - 2 тысячи человек, в основном компактно проживающих в Кингисепском районе Ленинградской области на Сойкинском полуострове. В результате разорения Новгородских земель Иваном Грозным, опустошительной эпидемии чумы и последовавшей затем 25-летней непрерывной войны между Россией и Швецией 1570 - 1595 годов край подвергается невиданному ранее опустошению, 95 % крестьянских хозяйств разорены. В начале XVII века, в годы так называемого "Смутного времени" по условиям Столбовского мирного договора 1617 года Ингерманландия оказывается под властью Швеции. Шведский король Густав II Адольф и его наследники раздают земли Ингерманландии крупным феодалам. Пустующий после массового исхода прежних православных жителей край заселяется переселенцами из Восточной Финляндии. Эти переселенцы относились к двум этническим группам - эуремейсет/дyrдmцiset и савакот/savakot. Эуремейсет жили на Карельском перешейке в его южной и центральной части (приход Ayrдpдд), и переселение не было для них далеким. Савакот - обитатели финляндской провинции Саво, центром которой является город Куопио. В Ингерманландии эуремейсет поселились преимущественно в центральной и западной части, савакот - в северной. Обе эти этнические группы составили основу финноговорящего населения, продолжающего жить в современной Ингерманландии и в наши дни, - ингерманланландских финнов (inkerinsuomalaiset). Еще во второй половине XIX века многие ингерманландские финны помнили, откуда переселились их далекие предки. В 1640 году финны составляли 40% населения приневских земель, а к концу XVII века - около 80%. В 1611 году, еще во время военных действий, был основан первый финский лютеранский приход Lemppala (Лемболово). Позднее лютеранские приходы возникли в других крупных населенных пунктах (Токсово, Туутари, Келтто и т.д.). После основания Петербурга ингерманландские финны внесли весьма значительный вклад в культурное и хозяйственное развитие северной столицы России. В ХХ веке на долю финского населения Приневского края выпали тяжелейшие испытания: репрессии, войны, депортации. Пройдя через них, ингерманландские финны, катастрофически потеряв в численности, сумели сохранить основы своего национального самосознания и культуры. Об истории финской Ингерманландии, о том, как живут сегодня ингерманландские финны на территории Петербурга и Ленинградской области, а также во многих других уголках мира, - рассказывается в этой книге.

Андрей Сыров, главный редактор газеты "Инкери"





Из истории Ингерманландии



Ниеншанц, предшественник Санкт-Петербурга

...Первой столицей шведской провинции Ингерманландия, после ее присоединения к Шведскому королевству согласно Столбовскому договору 1617 года, стала Нарва, и только в 1611 году была заложена новая крепость Ниеншанц ("Невская крепость"; по-фински Nevanlinna) в устье Охты, в районе нынешней Красногвардейской площади. В 1632 году Ниеншанц получил права и привилегии торгового города, а в 1642 году стал новой административной столицей Ингерманландии. В 1656 город был взят штурмом и разрушен русскими войсками, однако по Кардисскому (Кярдескому) миру 1661 года Ингерманландия осталась под властью Швеции. С этого момента в Ниеншанце начинаются крупнейшие в Европе фортификационные работы. Возводится пятибастионная цитадель с двумя равелинами. Растет и город Ниен. В городе имелись две лютеранских церкви - финско-шведская и немецкая, школа, старая и новая ратуша, таможня и многочисленные купеческие дворы. Общая численность населения составляла 3000. Город имел свой герб - золотого льва, заносящего в лапах серебряный меч. Изображение льва помещалось на геральдическом щите с чередующимися полосами белого и голубого цвета. Весной 1703 года крепость Ниеншанц была взята войсками Петра I и разрушена, покинутый жителями город в дальнейшем не восстанавливался. Королевская почта Ингерманландии Первые сведения о почтовом сообщении в Ингерманландии относятся к 1630 году. В период шведского правления через территорию Ингерманландии были проложены почтовые маршруты, соединявшие ее и Швецию с Прибалтикой и далее - со всей Западной Европой. Централизованная государственная почта Швеции была создана в 1636 году, а через два года были открыты регулярные маршруты в Финляндии и Ингерманландии. Через территорию провинции проходили два почтовых маршрута: более длинный, но охраняемый морской стражей маршрут проходил по берегу Балтийского моря через Терийоки (соврем. Зеленогорск) Лахту, Тюрё (Мартышкино), Копорье, Калливере и Нарву. Более короткий маршрут проходил по центральным землям Ингерманландии, через Валкеасари (Белоостров), Хаапакангас (Осиновую Рощу), Ниеншанц, Бегуницы и Нарву. Почта обслуживалась почтальонами из местных жителей - ингерманландских финнов, которые также следили за состоянием дорог и почтовых станций, находившихся через каждые 5 шведских миль (50 километров).

В тени Петербурга

Начавшаяся в 1700 году Северная война и последовавшее за ней присоединение Ингерманландии к России внесли большие перемены в жизнь финнов Ингерманландии. На берегу пустынных волн Стоял Он, дум великих полн, И вдаль глядел. Пред ним широко Река неслась; бедный челн По ней стремился одиноко, По мшистым топким берегам Чернели избы тут и там, Приют убогого чухонца... Всем известные строки русского поэта Александра Пушкина подчеркивают прежнюю пустынность, дикость этих мест. До последнего времени во многих изданиях отмечалось, что на месте блистательного Петербурга находились лишь несколько небольших деревень. Но, как мы видим, эта точка зрения не очень соответствует истине и несет в себе немалую долю политической конъюнктуры. На самом деле здесь уже существовал крупный торговый город, дороги, построенные шведами по европейскому образцу и почтовая система, появившаяся в России гораздо позже. С первых лет после завоевания Приневских земель Петром Великим начинается массовое переселение русских крестьян из внутренних областей империи для обеспечения строительства города. Таким образом, в течение XVIII века ингерманландские финны стали национальным меньшинством (хотя и значительным). В Северной Ингерманландии (приходы Хапакангас, Токсово, Лемболово) финны по-прежнему продолжали составлять большинство населения (80 - 90%). В самом Петербурге ингерманландские финны жили в основном в предместьях. Традиционными местами, где они составляли большинство либо значительную часть населения, были Парголово, Юкки, Лигово, Красное Село, Дудергоф, Охта, Лахта, Лисий Нос... От основания Петербурга и до трагических событий 1920 - 1930 годов непременной частью городского пейзажа были финны - крестьяне и торговцы, которые играли значительную роль в обеспечении Петербурга продовольствием. Однако основную часть финского населения города в дореволюционные годы составляли граждане Великого Княжества Финляндского, начавшие переселяться в Петербург в первой половине XIX века. Мастер финского модерна Карл Шульман, построивший, в частности, дом №19 на Владимирском проспекте, крупный предприниматель владелец завода Парвиайнен, ювелиры фирмы Фаберже Карл Викстрем и Альма Пиль, писатель Майю Лассила, - эти имена известны как в Финляндии, так и в России.

Ингерманландские финны в конце XIX - начале XX веков

После отмены в 1861 году крепостного права и земских реформ Александра II ингерманландские финны получили возможность национального развития. Центром общественной активности ингерманландских финнов стала Гатчина, в окрестностях которой в 1785 году была открыта первая финноязычная школа. Для подготовки собственных педагогических кадров в 1863 году была открыта Колпанская учительская семинария. Требования к учителю были очень велики: он должен был одновременно с преподаванием в школе уметь исполнять обязанности кантора и органиста, в совершенстве владеть финским, русским и немецким языками (немецкий язык являлся языком делопроизводства в лютеранской церкви на территории России тех лет). В деревне широко развивались различные формы кооперации - совместное приобретение и использование сельскохозяйственных машин, склады семян и удобрений, курсы, пропагандирующие передовые методы в сельском хозяйстве. Столыпинская реформа 1906 года открыла новые перспективы перед ингерманландским крестьянином, позволив отказаться от устаревшей общинной системы. Финское население основывало свои пожарные дружины, общественные библиотеки. Зарождавшаяся национальная интеллигенция всеми законными методами препятствовала попыткам русификации, особенно усилившимся во времена Александра III и Николая II. Особую роль в духовном возрождении народа играли песенные праздники, которые с 1899 года стали проводиться регулярно. Финские газеты в Петербурге Первой финноязычной газетой в Петербурге стала "Pietarin sanomat", выходившая с 1870 года. Ее издателем был Й.А. Хагман, переселившийся в 1868 году из Выборга и до этого редактировавший выборгский журнал "Ilmarinen". Годом позже по инициативе пробста (старшего пастора) Й.Х. Эквиста стала выходить газета "Pietarin sunnuntailehti". С 1874 по 1879 годы вместо нее выходила "Pietarin lehti". В 1879 - 1883 годах выходила "Pietarin viikon sanomat". Но наиболее известной стала основанная по инициативе известного ингерманландского композитора, педагога и просветителя Моозеса Путро газета "Inkeri", освещавшая жизнь финнов во всей Ингерманландии. Это издание, возрожденное в 1998 году, выходит и в наши дни. В 1905 - 1906 годах издавалась газета социал-демократической направленности "Uusi Inkeri" ("Новая Ингерманландия"), с 1907 года выходившая под названием "Neva" ("Нева"). Редактором ее был известный земский деятель Каапре Тюнни, уроженец Гатчины. Ингерманландия в годы революции и гражданской войны После февральской революции 1917 года в России национальный подъем в Ингерманландии получил новый импульс, обретя цель - национальную автономию. 23 апреля 1917 года в Петрограде прошел первый съезд ингерманландских финнов, на котором был поднят вопрос о местном самоуправлении. В работе съезда приняли участие 200 делегатов от волостей и приходов. Конкретных решений по этому вопросу не было принято, однако съезд выработал обширную программу реформирования системы образования, предусматривающую скорейший перевод преподавания в ряде школ на финский язык. Планы энергично претворялись в жизнь, и к осени большинство учительских должностей заняли финны. В традиционно финских местностях при земствах были созданы финские школьные отделы. Осенью 1917 года восемь ингерманландских делегатов участвовали в работе губернского земского съезда. Второй съезд ингерманландских финнов прошел 29 сентября 1917 года. Были выдвинуты три кандидата в Учредительное собрание (два меньшевика и эсер), не один из которых не прошел на выборах. Новые веяния затронули и лютеранскую церковь. Летом 1918 года на собрании представителей финских приходов было принято решение о создании собственной консистории.

Противостояние

10 марта 1918 года третий съезд ингерманландских финнов принял решение о создании органов местного самоуправления - волостных правлений, которые были отстранены большевиками от реальной власти, так и не приступив к работе. Политика продразверстки все более настраивала ингерманландских крестьян против новой власти. Еще в конце 1917 - начале 1918 годов были закрыты газеты "Inkeri" и "Neva". Возможности мирного созидания были исчерпаны. Заговорило оружие. В середине лета 1918 года восстание охватило Волосовскую и Молосковицкую волости. В Колтушской волости крестьяне в течение 2 - 3 дней оказывали вооруженное сопротивление продотрядам, реквизировавшим продовольствие. Каких-то особых национальных лозунгов во время этих выступлений не выдвигалось. Для работы среди финского населения при Петроградском губкоме создается финская секция. Издаются коммунистические финноязычные газеты "Вапаус" ("Свобода") и "Куммоус" ("Революция"). Агитаторами и сотрудниками финноязычных коммунистических газет были, как правило "красные финны", бежавшие из Финляндии после поражения тамошней революции и не пользовавшиеся авторитетом среди крестьян. 24 ноября 1918 года прошедшее в Выборге собрание ингерманландцев приняло обращение к правительству Финляндии с просьбой о помощи в освобождении Ингерманландии от большевиков. Впервые прозвучала идея о возможном присоединении к Финляндии. Впрочем, участники собрания считали возможным и вариант широкой автономии в составе освобожденной от большевиков России. 31 января в Хельсинки был образован Временный комитет управления Ингерманландии. В результате переговоров членов комитета с руководителями Эстонии 26 марта был заключен договор об освобождении Ингерманландии от большевиков. Был создан 1-й Ингерманландский батальон из беженцев численностью 1500 человек. Отличительным знаком батальона был шеврон с изображением ингерманландского герба. Флагом батальона стал созданный капитаном Хаапакоски флаг на основе цветов ингерманландского герба. Этот флаг фактически сразу был воспринят всеми как национальный символ ингерманландских финнов. К концу июня 1919 года, в ходе совместных с русскими белогвардейцами генерала Родзянко боев в Западной Ингерманландии, численность полка выросла до 1600 человек. В занятых населенных пунктах назначались ингерманландские коменданты. Существование национального формирования под собственным флагом не устраивало многих офицеров белой армии, стоявших на позициях "единой и неделимой России", в то время как политическая программа Каапре Тюни отличилась реализмом и ставила своей целью лишь широкую национальную автономию в составе России. После серии конфликтов командование Северо-Западной русской армии разоружило полк. Под напором контрнаступления красных в конце июня Северо-Западная армия оставила Псков и Ямбург и отступила за Лугу. Белые, оказавшиеся в трудном положении, согласились воссоздать финский полк. Новое наступление Северо-Западной армии на Петроград также закончилось неудачей. 20 февраля 1920 года был подписан Тартуский мирный договор между РСФСР и Эстонией. Вскоре был расформирован и ингерманландский полк. Небольшая территория по правому берегу Нарвы с 11 деревнями была включена в состав Эстонии и ныне известна в истории как Эстонская Ингерманландия. До 1940 здесь действовали финские школы и финский церковный приход Калливере. С точки зрения советских властей Северная Ингерманландия (северная часть современного Всеволожского района Ленинградской области) представляла собой наиболее проблемный регион. По мнению финской секции Петроградского губернского комитета партии большевиков, влияние буржуазной Финляндии ввиду близости тогдашней финской границы здесь было наиболее сильным. В начале июня 1919 года на съезде представителей Северной Ингерманландии было принято решение о вооруженной борьбе с продразверстками и насильственными мобилизациями. Вскоре началось формирование suojeluskunta - охранного отряда, который очистил т.н. Кирьясальский выступ (несколько деревень Лемболовского лютеранского прихода, недалеко от современной ж. д. станции Орехово) от советских войск. До 1920 года здесь существовала фактически независимая территория Северная Ингерманландия, власть на которой принадлежала Северно-Ингерманландской комиссии - подобию временного правительства. Повстанческие формирования во главе с бывшим офицером царской армии Юрьё Эльфенгреном неоднократно предпринимали попытки наступать в сторону Токсова и Петербурга. Во время кровавых военных действий многие жители воспользовались возможностью уйти в Финляндию По условиям Тартуского мирного договора между РСФСР и Финляндией Кирьясальский выступ был возвращен России. Бойцы батальона и местные жители ушли в Финляндию.


Период "национально-культурной автономии"

В одном из пунктов Тартуского мира было обозначено право ингерманландских финнов на определенно национально-культурную автономию (этот пункт, кстати, был внесен в договор по инициативе советской стороны). Кроме того, советские власти стремились "просветить" финских крестьян в коммунистическом духе, сделав их "авангардом прогрессивных сил финского народа" к тому моменту, когда в Финляндии произойдет пролетарская революция. Поэтому на 1920-е годы приходится возрождение и даже увеличение финской деятельности в исторической Ингерманландии. Был организован Куйвозовский (позднее Токсовский) финский национальный район Ленинградской области, в котором делопроизводство и школьное обучение велись на финском языке. Также было создано несколько национальных сельсоветов, открыты техникумы. В Ленинграде и других местах, при участии "красных финнов", издавались газеты и журналы на финском языке "Vapaus", "Nuori kaarti" ("Молодая гвардия"), "Punalippu" ("Красное Знамя"), "Kipinд" ("Искорка") и даже "Punakantele" ("Красное кантеле"), существовало издательство "Kirja", было организовано финноязычное радиовещание. Для представителей других финноязычных этносов Ингерманландии - ижор и води в 1920 - первую половину 1930-х годов были разработаны алфавиты на основе как латиницы, так и кириллицы.

Крестный путь

Относительно спокойная жизнь ингерманландцев была прервана спустя 10 лет после Тартуского мира, когда Советское правительство взяло курс на всеобщую коллективизацию. В 1931 году несколько тысяч наиболее зажиточных крестьян Ингерманландии были «раскулачены» и сосланы на Кольский полуостров и в Среднюю Азию. Для небольшого народа это был тяжкий удар. Постепенно, по мере усиления тоталитарных тенденций в советском обществе, небольшой народ с европейской культурной традицией, ощущающий, несмотря на все старания властей, духовную связь с землей предков - Финляндией, - становится подозрительным в глазах властей. В 1935 году финское население выселяют из 25-километровой полосы вдоль тогдашней границы с Финляндией на Карельском перешейке. В 1937 - 1938 годах в Ленинградской области закрываются все лютеранские церкви. Тысячи ингерманландцев попали в жернова массовых репрессий. Почти все пасторы и учителя - духовная элита любого народа - были расстреляны или погибли в лагерях. Закрываются все газеты на финском языке, а также финские школы. Использование финского языка в официальной практике запрещается. Финская жизнь в Ингерманландии замерла на долгие десятилетия. После нападения Германии на СССР и вступления в войну Финляндии недоверие властей к финнам усиливается. 24 августа 1941 года Жданов, Молотов и Маленков в секретном письме Сталину сообщают о принятом ими решении выселить из Ленинградской области 88 700 финнов и 6700 немцев в Сибирь и Казахстан. Выполнению решения помешало наступление немцев. Оставшиеся в Ленинграде и пригородах финны вместе со всеми ленинградцами перенесли страшную блокадную зиму, участвуя в обороне города. Однако уже в марте 1942 года финское население по льду Ладожского озера и далее товарными эшелонами было депортировано в глубь страны. Вспоминает М.И. Хусу: "Пришли военные и силой выгнали нас на улицу. До сих пор в глазах стоит дверь, заколоченная крест-накрест. По дороге через озеро было холодно, детей завернули в одеяло, молили, чтобы не умерли от холода. На станции Бабаево умер больной свекр. Труп завернули в простыню и оставили на станции, хоронить не было возможности. Поражали горы трупов, которые складывали у станций". Не менее трагично сложилась и судьба финнов, оказавшихся на оккупированной нацистами территории. Немцы не выделяли финнов из общей массы населения и обращались с ними так же, как и русским населением. Трудоспособная молодежь вывозилась в Германию. В голодную зиму 1941- 1942 годов на оккупированной территории умерли от голода 6 тыс. человек. Позднее многие ингерманландцы оказались в концлагере Клоога в Эстонии. Положение соплеменников вызывало беспокойство финской общественности, и в конце 1942 финляндское правительство приняло решение о переселении ингерманландских финнов в Финляндию. Из эстонского порта Палдиски ингерманландцев на финских судах перевозили в Ханко. Вывезенным на работы в Германию также было предоставлено право переехать в Суоми. В соответствии с мирным договором, Финляндия обязана была вернуть переселенцев обратно в СССР. Некоторые ингерманландцы эмигрировали из Финляндии в Швецию. Однако вместо обещанного возвращения в Ингерманландию, эшелоны без остановки шли в центральные области России. В паспортах ингерманландцев была проставлена 38-я статья, запрещающая проживание в Ленинграде и области. Тем не менее, в 1945 - 1946 годах многие ингерманландцы пытались вернуться к местам прежнего проживания, однако были вновь выселены. Разрешение на проживание в городе и области получили лишь 6819 человек. Опустевшие ингерманландские деревни заселялись сельскими жителями из других областей России. Ингерманландские финны в этот период активно оседали в Эстонии или ехали на лесозаготовки в Карелию. После смерти Сталина многие ингерманландцы возвратились на родину. Однако "ингерманландская" тематика долгое время оставался в советском обществе закрытой. Лишь в Карелии, где финский язык имел официальный статус, ингерманландцы могли открыто применять его в общественной и культурной жизни. В Ингерманландии люди собирались в церковные праздники у развалин церквей и на кладбищах, слушали по радио богослужения из Финляндии, молились, крестили детей. Как чудо, свершившееся по воле Божьей, встретили финны открытие в 1978 году финской лютеранской церкви в Пушкине. На воскресные богослужения люди приезжали со всей Ингерманландии - из Колтушей, Токсова, Гатчины и даже Кингисеппа. К этому времени национальное движение ингерманландских финнов могло поддерживаться лишь в Швеции и Финляндии, где действовал ряд ингерманландских организаций и проводились народные летние праздники. Реальная возможность возрождения национального движения на исторической родине появилась у ингерманландских финнов только с началом перестройки. В 1987 году был выпущен знаменитый августовский номер карельского журнала "Punalippu", почти целиком посвящённый ингерманландским финнам. Впервые после долгих лет молчания ингерманландцы могли читать о себе правду.

Возрождение

15 октября 1988 года в поселке Тайцы Гатчинского района в одном из частных домов собрались около ста человек и учредили общество "Инкерин Лиитто" ("Ингерманландский Союз"). На Juhannus (Иванов день) в Колтушах в июне 1989 года собрались многие тысячи ингерманландцев. Так была возрождена традиция летних праздников, заложенная в конце XIX века. Практически одновременно с событиями на исторической родине, в Эстонии и Карелии также сформировались национальные объединения ингерманландцев.

В апреле 1990 года президент Мауно Койвисто заявил о том, что финны из СССР могут рассматриваться в Финляндии в качестве репатриантов. С этого момента берет начало процесс отъезда ингерманландцев в Финляндию (paluumuutto). За десять лет правом выезда воспользовалось свыше 20 тыс. человек с территории бывшего СССР.

В первой половине 1990-х годов было восстановлено несколько финских церковных приходов в исторической Ингерманландии: Губаницы, Токсово, Тюрё/Мартышкино (отреставрированы старые церкви), Колтуши, Хаапакангас/Юкки (построены новые). В 1993 г. Евангелическо-лютеранская Церковь Ингрии на территории России становится самостоятельной религиозной организацией и вступает во Всемирный Лютеранский Союз; с 1996 года Церковью руководит ингерманландский финн епископ Аарре Кугаппи. В настоящее время в исторической Ингерманландии действует 15 финноязычных лютеранских приходов. Современное положение ингерманландских финнов Главным в работе общества "Инкерин Лиитто" и других национальных организаций является укрепление в ингерманландцах финского самосознания - через обучение финскому языку, знакомство с культурными традициями и т.п. В настоящее время в Санкт-Петербурге и области имеется развитая сеть кружков финского языка, его также преподают в нескольких школах. Активистами "ИЛ" ведется большая работа по изучению и сохранению народных традиций ингерманландских финнов, проводятся учебные семинары по культуре и истории, организуются народные праздники. Издается двуязычная газета "Inkeri", организуется работа с детьми и молодежью. Важным фактором являются совместные проекты "ИЛ" или Церкви Ингрии с Финляндией, будь то создание сети домов по уходу за престарелыми в Петербурге и области (такие учреждения действуют в Колтушах, Тайцах, Мартышкине, Петербурге, Терволове и Кикерине), или же проект по улучшению занятости ингерманландцев и помощи им в изучении языка, сохранении своей культуры (действуют профессиональные курсы и бюро по трудоустройству; в Гатчине открылся финский многофункциональный центр). Из числа проблем, стоящих сейчас перед ингерманландскими финнами, наиболее ощутимой являются проблема отъезда в Финляндию большого количества репатриантов, а также проблема ассимиляции. Так, сейчас в Ингерманландии в очереди на выезд стоит каждый второй финн. Российское государство до сих пор не обеспечивает право финнов обучать детей родному языку и получать образование на финском. Весьма острым остается вопрос о праве (и, главное, материальной возможности) ингерманландских финнов, до сих пор живущих в Сибири и других местах ссылок вернуться на историческую родину. Что же ждет ингерманландских финнов в будущем? По мнению многих авторитетных общественных деятелей, в частности заместителя председателя "ИЛ", кандидата экономических наук Владимира Кокко, "ингерманландские финны могут играть чрезвычайно конструктивную роль в регионе. Владея двумя языками и зная две культуры, они способны содействовать развитию всесторонних связей региона с Финляндией (работа в финских, совместных и российских предприятиях, ориентированных на финский рынок). Они могут сделать многое в укреплении связей в области туризма, культуры, сотрудничества в социальной сфере". Ингерманландские финны, волею исторической судьбы оказавшиеся "между" Востоком и Западом, Россией и Финляндией, в новых условиях способны играть роль "связующего звена" между этими странами, к взаимной выгоде этих государств и объединенной Европы.


Герб и флаг Ингерманландии: история и значение

Герб Ингерманландии известен с первой половины XVII века. Желтый цвет символизирует поля Ингерманландии, синяя полоса - Неву, красные зубцы - глину, из которой делали кирпичные стены пограничных крепостей. Первое изображение герба Ивангородского герцогства - предшественника нынешнего герба Ингерманландии - приводится в 1581 году в хронике Лаврентиуса Петри. Позднее к гербу прибавился крест, исчезнувший в XVII веке. В изображениях использовались разные цвета: стены изображались красным, золотым или серебряным цветом, поток также изображался разными цветами, из которых серебрянный был наиболее естественным. Свой современный вид герб приобрел в конце XVII века. Флаг, который сейчас развевается во время ингерманландских праздников, вывешивается в офисах национальных организаций, немного моложе флага Финляндии. Он создан капитаном Хаапакоски на основе цветов герба в годы гражданской войны, и лишь в 1988 году ингерманландские финны снова смогли поднять свой национальный флаг на родине. Однако и до этого многие годы флаг был национальным символом народа, разбросанного по разным странам. Крест на флаге символизирует и веру в Бога, без которой ингерманландский народ не вынес бы выпавших на его долю испытаний, а также общую культурную традицию с северными странами.

История в лицах: Моозес Путро - творец национального гимна Ингерманландии

У ингерманландских финнов нет официально утвержденного гимна, однако с конца XIX века в качестве главного музыкального символа финноговорящей Ингерманландии, бесспорно, признается произведение Моозеса Путро "Nouse, Inkeri". Моосесу Путро (18 - 1919) принадлежит особое место в истории ингерманландской культуры и общественного развития. Он был свидетелем и участником всех его основных этапов - от времени прямого следования финляндским идеалам до сложного столкновения самостоятельных и заимствованных идей, - оставаясь, однако, верным своему поколению, первому поколению ингерманландской интеллигенции. М. Путро родился в приходе Туутари (Дудергоф - Можайский), крестьяне которого были "государственными". Они не работали на барщине и поэтому имели достаточные возможности для духовного развития. Семья Путро отличалась подлинной интеллигентностью, внимательно следила за новостями финской общественной и культурной жизни. Моосес поступил в Колпанскую семинарию в год ее основания, в возрасте 14 лет. После окончания этого учебного заведения он продолжил образование в Валгаской семинарии в Лифляндии, а также в Финляндии. В 1874 году Путро поступает в класс органа Петербургской консерватории. В 1878 он закончил консерваторию, получив диплом "на звание свободного художника со всеми присвоенными сему званиями правами и преимуществами". Свидетельство об окончании консерватории подписали великий князь Константин Романов и русский композитор Николай Римский-Корсаков. Уже в 24 года молодой преподаватель и музыкант из Туутари становится органистом и кантором петербургского финского прихода св. Марии (Linnankirkko). В том же году Моозес Путро основал Финское песенное общество, председателем которого являлся последующие 47 лет, до самой смерти. М. Путро приобрел наибольшую известность среди ингерманландских финнов как организатор и руководитель хоровых коллективов. Его хормейстерская деятельность началась в Туутари и в Колпанах в 1860-е годы, и затем стала неотъемлемой частью культурной жизни Петербурга. Творчество Путро как композитора не велико. Им было написано всего одно, однако весьма крупное произведение для органа (музыка к "Церковному руководству финских евангелическо-лютеранских приходов Российской империи"). М. Путро также является автором 20 оригинальных хоровых миниатюр, около 10 обработок народных песен, целого ряда детских песен, а также крупное сочинение для мужского хора "Tervehdys", написанное и опубликованное в 1913 году, к 50-летию Колпанской семинарии. Моозес Путро активно работал в газете "Inkeri". Он также проявил себя как педагог, создав новую методику обучения детей музыке и применив ее в финноязычной школе Петербурга. Произведения Мозеса Путро хорошо известны в Финляндии. В декабре 1940 года, во время проводов в последний путь бывшего президента республики Кюёсти Каллио, в кафедральном соборе Хельсинки прозвучала мелодия Путро "Ole kanssamme, Jeesus". "Nouse, Inkeri" - наиболее известное из произведений композитора. Уже в 1898 году оно присутствует в песенных сборниках под названием "Nouse, kansani". Слово "Inkeri" в четырех местах рукописи было вымарано карандашом русского цензора. ...В содержании песни не было ничего опасного, не было ни протеста, ни слов о тяжкой доле народа. Была лишь радость, что ночь миновала, и Ингерманландия пробуждается: Поднимайся, Ингрия, проснись в труде, Утра нового заря вступает в силу. Жизни свет твоей во тьме Вширь лети, ах, край родимый, милый.* ...Тем не менее, слово "Inkeri" пришлось заменить на "kansani" ("мой народ"). ...24 ноября 1919 года Мозес Путро пошел проводить в последний путь одного из прихожан и не вернулся домой. Поиски не принесли результатов... Олави Лахтеенмяки, ректор высшей учительской школы в Турку, сказал тогда: "Может быть, Бог забрал его к себе, как библейского Моисея".

"Финский след" в топонимике Петербурга

Память о финнах, веками живших на берегах Невы, хранят исторические названия старого Петербурга. Многие топонимы, без которых немыслим Петербург, - такие как Каменный остров, Мойка, Охта и даже Нева, - имеют финское происхождение. Это либо буквально переведенные (калькированные) на русский язык старые финские названия или же финские названия, просто переиначенные на русский лад. На территории, где позднее возник Петербург, уже в начале XVII века стояло несколько десятков деревень, общим числом дворов около полутора тысяч, заселенных по преимуществу ингерманландскими финнами. В районе современного Волкова кладбища находились деревни Антола, Суутила и Кауралассия; на нынешней Выборгской стороне - деревня Кальюла; на месте Александро-Невской лавры - Вихтула; Коллекюля - в районе будущего Шлиссельбургского тракта (начало улицы Крупской); Манула - в месте пересечения Синопской набережной и улицы Бакунина. Особенно плотно был заселен Хирвисаари (Васильевский остров). Заячий остров Остров в дельте Невы, на котором была основана Петропавловская крепость, по-фински изначально назывался Jannissaari, то есть тоже "Заячий". Каменный остров Один из первых историков Петербурга Богданов писал: "Почему сей остров назван Каменным - о том неизвестно. Но, разве по двум догадкам: поблизости его в Малой Неве лежит в воде камень большой, который из воды виден и оный немалую струю производит на воде; или на нем было сперва много лежащих камней, от коих он каменным и слывет". В трудах других историков также упоминается большое количество камней ледникового периода на Каменном острове и в Новой Деревне. Русскоязычное название острова является прямым переводом старого финского топонима Kivisaari ("Каменный остров"). Крестовский остров Название Крестовский остров является прямым переводом финского названия Ristisaari. Относительно происхождения этого названия существуют различные версии. Одни связывают его с крестообразной формой озера, якобы находившегося здесь, другие указывали на находку на острове большого креста, третьи считали, что поводом для наименования послужила часовня, упоминаемая в писцовой книге XVI века. Коломяги Недалеко от Удельного парка находится городской район Коломяги. С давних времен здесь, на возвышенности, существовала деревня с финским названием Kolomдki. Mдki по-фински означает "гора", "холм"; а kolo - углубление, пещера. Таким образом, топоним Коломяги означает в




А так же :

на память...


Консалтинг: мода или необходимость?
Наталья Маева В последнее время все более активно в деловой мир стало входить загадочное слово "консалтинг". Вокруг него формируется какой-то особый ореол значимости и в тоже время необычности. Обращаться за услугами к консалтинговым фирмам - это престижно или удобно? Приглашение консультантов - это дань моде или суровая необходимость?


Взлом icq паролей



Hosted by uCoz